С чего начать знакомство творчеством бродского

начните с фильмов Хржановского о Бродском "Полтора кота" и " Сентиментальное путешествие, или Полторы комнаты" (в них звучат. ся и к исследованиям творчества И. Бродского. Бродсковедению не хвата- ет опыта . и творчества Бродского, дело в последнее время, похоже, идет к то- му, что внутри Пора. Я готов начать. Неважно, с чего. Открыть нецию, посещение им палаццо, знакомство с Ольгой Радж, прогулка на гондоле. У исследователей творчества Бродского особый интерес вызывает проблема собой скорее первый опыт знакомства с метафизической поэзией. . этом совершенно очевидно как стремление интервьюеров начать разговор о.

Смешны вообще всякие водоразделы, размежевания, пограничные столбы — особенно после смерти. Им ведь обоим не повезло: Но, поскольку речь в данном случае идёт о Бродском, то давайте-ка подсчитаем нанесённый ему 6. Нобелевский ущерб Начнем с высказывания Ахматовой, которое, по-моему, у всех на слуху — насчёт биографии, которую делают нашему рыжему.

Какой сборник Бродского стоит почитать первым для знакомства с его творчеством?

Честное слово, пересказывать в преамбуле его биографию мне было нелегко — такую уже оскомину она набила. Самое интересное, что толки, возникавшие вокруг его имени отнюдь не по поводу стихов, а в связи с какими-то внешними обстоятельствами, очень сильно раздражали и его.

Ибо он как в своё время и Маяковский считал себя интересным именно тем, что он — поэт. Обозначая себя орудием языка, как мог Бродский радоваться какой-то своей внеязыковой известности? Не так уж это всё и интересно, Соломон.

У Волкова это вызвало приступ недоумения: Вы оцениваете это так спокойно сейчас, задним числом! И, простите меня, этим тривиализируете значительное и драматичное событие. Нет, я не придумываю! Я говорю об этом так, как на самом деле думаю! И тогда я думал так. Я отказываюсь всё это драматизировать! А время, проведённое в ссылке, в деревне Норенская, Бродский называл самым счастливым в своей жизни.

Именно в ту пору он изучал английскую поэзию, в том числе творчество Уистена Одена: Я помню, как сидел в маленькой избе, глядя через квадратное, размером с иллюминатор, окно на мокрую, топкую дорогу с бродящими по ней курами, наполовину веря тому, что я только что прочёл… Я просто отказывался верить, что ещё в году английский поэт сказал: Всё просто и понятно: Нет у него в отличие от какой-нибудь звезды шоу-бизнеса нужды в скандалах, которые подогревали бы интерес к нему публики.

Единственная его забота, насколько я понимаю, состоит в том, чтобы быть прочитанным и понятым. Нет жажды ни лавров, ни премий… Так что порой мне в голову приходит и вообще кощунственная мысль: Бродскому сильно навредила его Нобелевская премия. Конечно, растут тиражи, а следовательно, и читателей потенциально становится больше, но одновременно растёт и уровень известности лишь понаслышке. Почему вредна такая известность? Потому что поэт зачастую многими по-прежнему не прочитанный!

Обиднее всего, что и отказ от премии ничем не поможет: Честно говоря, я этого никак не ощущаю. Но когда-то где-то самолично прочёл признание нашего героя о том, что Рейн научил его читать стихи. Верил этому до тех пор, пока не услышал, как читает свои стихи Бродский. Заунывное, монотонное, практически лишённое пауз чтение, в котором словно в актёрском исполнении проглатываются все анжамбеманы, что не даёт возможности слушателю следить за графическим построением стиха, ощущать структуру его рифмовки, строфики, — это совершенно не то, что свойственно Рейну.

Подумал было, что Рейн научил его не стесняться читать стихи на публике, но нет, у самого же Рейна прочёл о рыжем юноше, назойливо читавшем всем встречным и поперечным; о том, как его, Рейна, просили этого самого юношу вразумить и окоротить. Мне не очень нравится манера чтения Бродского, хотя это, конечно, чистая вкусовщина. Такое в себе признают многие любители стихов. И хотя теоретически я всё понимаю, я совершенно не могу прочувствовать поэтов-шестидесятников и иногда хочу спросить: А я вот думаю, что именно в силу знакомства с творчеством Бродского через его исполнительскую манеру многие считают его унылым, холодным и замкнутым.

Эх, послушать бы его стихи в исполнении Высоцкого! Отсюда, полагаю, исходит и ошибочный вывод Мельникова: Вообще этот принцип безостановочного без синтаксических и ритмических пауз или сдвигов разворачивания речевых конструкций в сочетании с монотонностью интонации является для поэзии Бродского стилеобразующим. В общем, я бы ни в коем случае не стал называть Рейна учителем Бродского — ни в отношении стилистики, ни в плане манеры чтения. Да и можно ли кого-то чему-то в этом одиноком деле научить?

Рейн — его старший товарищ, друг, если угодно, но никак не учитель. Учителем поэта может быть только его языковая среда и вся обволакивающая его культурная атмосфера в совокупности. Не зная Брода… Когда-то, очень давно, я придумал фразу: Не зная броду, сядешь в лужу в подражание Маяковскому, конечно: Не плюй в колодец, вылетит — не поймаешь.

Теперь мне хочется её переиначить, начать со слов Не зная Брода допустим, именно такой была та кликуха, что он выжигал гвоздём на стене барака, хотя, скорее всего, его всюду звали по-ахматовски — Рыжим.

Это я опять к тому, что известность поэта без его прочтения — лишь разновидность незнания. Наизусть В самиздате, как сказано, можно было прочесть всё, написанное к тому времени Бродским. Книгоиздатели обеспечили доступ ко всему его творческому наследию. В Сети, само собой, можно отыскать любое его произведение. Поэтому, столкнувшись с задачей подготовить для й параллели его подборку, я некоторое время пребывал в растерянности.

Обычно уточняют, что метафизик - не просто философ, но религиозный философ, а значит, поэт, пишущий на религиозные темы. Поэтому более продуктивным для изучения поэтики Бродского представляется предложенное И. Этот подход соответствует позиции, которую занимал сам Бродский.

Читая Бродского — Блоги — Эхо Москвы,

Он говорил Соломону Волкову: Первые, грубо говоря, интересуются источником языка. И, таким образом, источником. Традиция его употребления по отношению к разновременным поэтическим явлениям восходит к Дж. The Revival of Metaphysical Poetry. The History of a Style, to the Present. В связи с творчеством Иосифа Бродского о метафизическом стиле сказал И. Перевод вопроса из области поиска отдельных реминисценций в область поэтического языка позволяет как конкретизировать проблему, сведя ее к литературному влиянию, так и расширить область исследования, включив в,него многие поэтические произведения Бродского, не содержащие прямых реминисценций к поэзии Донна, Герберта или Марвелла, но близких к ним на уровне стиля.

Специфика восприятия Бродским "метафизической" традиции в поэзии является объектом исследования в настоящей работе. Метафизический стиль определяется в соответствии с исследовательской традицией, представленной X.

Актуальность исследования, с одной стороны, обусловлена тем, что на рубеже XX-XXI веков метафизический стиль в поэзии сделался популярным предметом диссертационных исследований, каковым является и. Проблема формирования и функционирования метафизического стиля в русской поэзии изучена далеко недостаточно. С другой стороны, актуальность настоящего исследования обусловлена острым интересом к восприятию метафизической традиции И.

Бродским и феномену метафизического стиля в его творчестве. Диалоги с Иосифом Бродским. Материалом исследования является русская поэзия Бродского, сопоставляемая с творчеством поэтов-метафизиков Джона Донна, Джорджа Герберта, Эндрю Марвелла, Томаса Кэрью и др. Дополнительным источником служит эссеистика Бродского, а также его многочисленные интервью, беседы, воспоминания современников.

Цель диссертационного исследования состоит в описании и изучении процесса усвоения метафизического стиля и дальнейшей трансформации его как составной части поэтического языка Иосифа Бродского. Цель исследования определяет его задачи: Бродского на материале произведений зрелого периода.

Какой сборник Бродского стоит почитать первым для знакомства с его творчеством?

Методология исследования основана на работах русской филологической школы и, прежде всего, русских формалистов. Главным источником метода являются работы Ю. Тынянова, при этом учитываются и работы других основоположников формализма, таких как Б. Наиболее релевантной для настоящего исследования является разработанная формалистами теория литературной борьбы и представление о жанре как о подвижной, смещающейся категории.

Работа выполнена в русле исторической поэтики. Особое значение для исследования имеет сравнительно-исторический метод, который применяется с опорой на идеи и представления, сформулированные в трудах А. В понимании метафизического стиля важными являются работы Дж. В работе с поэтическим текстом задействованы идеи и методы литературного анализа, описанные в стиховедческих и историко-литературных трудах МЛ.

При анализе творчества Бродского привлекается обширный исследовательский материал как отечественных, так и зарубежных специалистов В. Положения, выносимые на защиту: Усвоению опыта поэтов-метафизиков способствовала общая ориентация творчества Бродского на традицию, а также характерный для русского литературного сообщества х годов интерес к англоязычной литературе вообще; 2. Знание Бродским поэзии английских поэтов-метафизиков было весьма обширным и не ограничивалось творчеством двух-трех центральных фигур этого направления; 3.

Переводы Джона Донна и Эндрю Марвелла явились для Бродского не ординарной переводческой работой, а творческим поиском русскоязычного стилистического эквивалента, осмыслением композиционных и языковых особенностей английской метафизической поэзии XVII века, и, в конечном итоге, важным этапом формирования метафизического стиля в его творчестве; 4. В переводах Донна, выполненных Бродским, а также поэтических вариациях на темы Донна в качестве стилистического ключа избирается поэтическая традиция, восходящая к поэзии Гаврилы Романовича Державина; 5.

Влияние Донна и поэтов-метафизиков не ограничивается только стихотворениями, содержащими отсылки к их творчеству, но стало составной частью оригинального авторского стиля Бродского. Об отдельных элементах метафизического стиля в поэзии Бродского писали И. Однако как целостный феномен метафизический стиль в поэзии И. Впервые предпринимается и детальное, с обращением к пометам на полях изданий английских поэтов-метафизиков, изучение выполненных Бродским переводов английской метафизической поэзии, а также реконструкция истории прочтения этих поэтов Бродским.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты могут стать базой для дальнейшего изучения поэтики Бродского, а также использоваться при разработке вузовских учебных курсов истории русской литературы XX века, истории зарубежной литературы XVII века, анализа поэтического текста, а также спецкурсов и спецсеминаров по истории русской поэзии.

Соответствие содержания диссертации паспорту специальности, по которой она рекомендуется к защите. Диссертация соответствует специальности Диссертационное исследование выполнено в соответствии со следующими пунктами паспорта специальности: История русской литературы ХХ-ХХ1 веков; п. Биография и творческий путь писателя; п. Творческая лаборатория писателя, индивидуально-психологические особенности личности и ее преломлений в художественном, творчестве; п.

Индивидуально-писательское и типологическое выражения жанрово-стилевых особенностей в их историческом развитии; п. Взаимодействие русской и мировой литературы, древней и новой; п. Результаты работы докладывались на следующих конференциях: Структура работы определяется поставленными задачами и исследуемым материалом. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка, включающего наименования.

Первая глава работы посвящена формированию метафизического стиля в поэзии И. Из всего богатства английской литературы поэты-метафизики были наименее востребованы и освоены русской культурой. Тому, что Бродский обратился именно к этой традиции, способствовало два основных фактора: Повторяя общее место модернистских высказываний о Донне, Бродский неоднократно говорил о поразительной современности его поэзии: Его проблематика - это проблематика человека вообще, и особенно человека, живущего во время перенасыщенности: Это высказывание напоминает знаменитую характеристику английских поэтов-метафизиков, данную им Т.

Вероятно, Элиот подсказал и выбор традиции, которую надлежало обрести. Известно, что именно он сделал английскую метафизическую поэзию объектом подражания в XX веке.

Хемингуэя, культового автора для России х годов. Интерес Бродского к Донну, таким образом, был частью общего интереса поколения шестидесятых к западной культуре. В выборе Донна и английских поэтов-метафизиков присутствовала и ситуация определенного вызова. Его привлекала стилистическая сложность английских метафизических поэтов, трудность восприятия их поэтических текстов как русским, так и английским читателем. В эссе и интервью поэт не раз говорил о родственности поэзии английского барокко и русского поэтического XVIII века.

Это сближение имеет под собой научное основание. На это сходство обратил внимание И. Шайтанов в статье, посвященной специфике переводов Донна на русский язь: В западном научном сообществе положение о сходстве Донна и Державина общепринято.

В творчестве Бродского усвоение английской метафизической и русской архаической традиции шло параллельно. Даже стилистически расстояние между ними гораздо меньше, чем между стихами, написанными до ссылки и после. Связано это с тем, что как раз в этот период формируется новая поэтическая манера Бродского, эволюционирует его поэтический язык, претерпевает становление его оригинальная поэтика.

Однако первоначальный интерес к поэтам-метафизикам возник из-за интереса к чужой культуре, открытости чужому слову, привлекательному в силу его необычности. В ранней поэзии Бродского появляется много инокультурных персонажей: Стихи эти возникают из случайного впечатления, отдельной фразы, занимательной истории. Без анализа этого текста трудно себе представить литературоведческое исследование, описывающее рецепцию Бродским англоязычной поэзии.

В многочисленных интервью поэта стихотворение также является центром, вокруг которого строится разговор о влиянии Джона Донна. При этом совершенно очевидно как стремление интервьюеров начать разговор о Донне именно с этого произведения, так и стремление Бродского говорить о влиянии Донна вообще -на уровне строфики и композиции. Одно из первых препятствий на пути к пониманию того, какое место в действительности занимает стихотворение в истории восприятия поэтом Донна, - это противоречивые сведения о степени знакомства Бродского с его поэзией и прозой в то время.

Все найденные нами свидетельства говорят лишь о наличии такого знания, но никак не о его глубине. Бесспорно лишь подсказанное самим Бродским текстовое заимствование: Сомнения не вызывает обращение Бродского лишь к наиболее очевидным фактам биографии Джона Донна - светский поэт, ставший священником, поэт-проповедник, житель острова Британия. Ровное и спокойное течение стиха, отсутствие напряжения, проявляющегося в интонации, традиционная строфика, тщательно выдержанный ритм, - все это не совпадает с тем, как влияние метафизического стиля будет проявляться в более поздних произведениях.

Само обращение к Донну - следствие увлечение англоязычной литературой. Ссылка в Норенскую стала важнейшим этапом в чтении и освоении Бродским метафизической поэзии и становления индивидуального стиля поэта, что неоднократно отмечалось биографами и исследователями его творчества. Сходную оценку этому периоду мы можем найти в интервью самого Бродского, посвященных периоду ссылки или истории знакомства с англоязычной поэзией.

Необходимо особо подчеркнуть активный характер восприятия Бродским англоязычной поэзии в этот период. Помимо работы над переводами он создавал вариации на стихи английских поэтов. Сергеева, Бродский часто переводил первую и последнюю строки английского стихотворения, подсчитывал количество строк и заполнял середину. К периоду ссылки относится важное для творчества поэта основательное знакомство с творчеством Джона Донна. В интервью Игорю Померанцеву он говорит: Книгой, которую Бродский получил от Л.

Чуковской, было собрание стихов и избранных проповедей Донна Donne J. По всей видимости, именно тогда поэт начинает работать над переводами поэтов-метафизиков. Во всяком случае, по воспоминаниям Бродского, В. Значимость работы над переводами английских поэтов-метафизиков для формирования индивидуального стиля Иосифа Бродского очевидна. Об этом писали М. Одним из первых обратился к этой проблеме Вяч. Шайтанов начальный этап формирования метафизического стиля в поэзии Бродского также связывал с работой над переводами Донна.

Период работы Бродского над переводами поэтов-метафизиков и активного усвоения их поэтического опыта приходится на годы. Подготовка тома к изданию была прервана, когда поэта выслали из страны, о чем он не раз говорил с сожалением в своих интервью. Изучение библиотеки Бродского проясняет некоторые темные моменты, связанные с освоением опыта английского барокко: Помимо четырех изданий Донна и одного издания Марвелла основным источником текстов для Бродского служила антология метафизических поэтов под редакцией Хелен Гарднер.

Автор благодарит музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме за предоставленную возможность работать с библиотекой Иосифа Бродского. Опыт чтения русской поэзии XVIII века стал ключом к решению им вопроса о языковых и стилистических соответствиях.