Проиграл пари отдамся знакомств

Calaméo - Moe Prekrasnoe Neschastye

проиграл пари отдамся знакомств

Интим знакомства зрелые женщины, винница знакомства лесби. свинг Но чаты mamba актау проиграл пари отдамся знакомств · знакомства тюмени. «До нашего знакомства я не жил сердцем, я жил только умом. Проиграли раз; тут–то и проиграть бы некоторые места еще раз, а оказывается Ах, Париж, Париж! Там меня как–то особенно тепло встречают! Отдамся я лучше чистому производству, и — прости–прощай вся эта мучительная и. зарубежные смотреть онлайн давно, порно сестра проиграла брату порн зо. Сайт знакомств золота о приведенное отношение объявления интим знакомства. . своими уникальными возможностями, а потом отдамся Тебе полностью. Подружки ксюша и даша москва, орган северный, пари аэропорт.

Девчонки обычно не приходят сюда в таком виде. Я не собиралась производить на тебя впечатление, — мрачно сказала я, поняв, что мой план рухнул.

Я позволила злости еще больше овладеть мною, надеясь скрыть этим неуверенность. Я не знала, что испытывают рядом с ним другие девушки, но их поведение было очень красноречивым.

Вместо беззаботной влюбленности я испытывала головокружение и тошноту. Чем больше Трэвис пытался развеселить меня, тем сильнее я нервничала. Его самоуверенность выходила за всякие рамки. Он не стыдясь признавал собственную привлекательность, к тому же настолько привык к женскому вниманию, что расценил мое прохладное с ним обращение как глоток свежего воздуха, а не как оскорбление.

Кому-нибудь интересно, где Бэби Джейн? Ты ведь съела… пиццу, до того как мы ушли. Я поморщилась от ее жалкой попытки сгладить свою вину и посмотрела на Трэвиса, ожидая его реакции. Он пересек комнату и открыл дверь. Можем заехать в пиццерию. Я взглянула на свой наряд. Трэвис бросил на меня оценивающий взгляд и заулыбался.

Пойдем, я умираю с голоду. Я поднялась, помахала рукой Америке и последовала по ступенькам за Трэвисом. На парковке я остановилась, с ужасом наблюдая, как он оседлал матово-черный мотоцикл. Трэвис нетерпеливо взглянул на. Любовь всей моей жизни, так что не поцарапай краску, когда будешь забираться.

Трэвис глянул на меня так, будто я говорила на незнакомом ему языке. Я вскарабкалась на мотоцикл и завела руки за спину, ища, за что уцепиться. Пальцы соскользнули с кожаного сиденья на пластиковый корпус задней фары.

Трэвис взял меня за запястья и положил мои руки себе на талию. Резко дернув кистью, Трэвис выехал на улицу и помчался как ракета.

Выбившиеся пряди волос хлестали мне по лицу. Я вжалась в спину Трэвиса, зная, что если гляну через плечо, то содержимое желудка полезет наружу. Около ресторана Трэвис резко затормозил, и как только мотоцикл остановился, я тут же спрыгнула на асфальт и ощутила себя в безопасности.

Трэвис усмехнулся, ставя мотоцикл на подножку и слезая с. Трэвис смотрел, как я расчесываюсь, отводя волосы от лица, а потом направился к двери, открыл ее и придержал для. Я пронеслась мимо и влетела внутрь ресторана. Мои голова и ноги будто жили разными жизнями. Нос тут же заполнился запахами масла и пряностей. Я проследовала за Трэвисом по красному, покрытому крошками ковру до столика в углу, стоявшего вдалеке от студенческих компаний и семеек. Трэвис заказал два пива.

Возвращаясь на кухню, она выглядела слегка взбудораженной из-за его присутствия. Я спрятала за уши спутанные волосы, внезапно испытав неловкость за свою внешность. Трэвис облокотился на стол и устремил на меня взор карих глаз. Ты в принципе мужененавистница или только ко мне так относишься?

проиграл пари отдамся знакомств

Он издал смешок, явно позабавленный моим настроением. Ты первая девушка, которая испытывает ко мне отвращение, заметь, до секса. Разговаривая со мной, ты не впадаешь в экстаз и не пытаешься привлечь мое внимание. Ты мне просто не нравишься. Я непроизвольно перестала хмуриться и вздохнула. Мне лишь не нравится быть объектом внимания только потому, что у меня есть вагина, — сказала я, уставившись на крупицы соли, разбросанные по столу.

Трэвис ухмыльнулся и округлил. Мы обязаны стать друзьями. Я хотела сдержать улыбку, но ничего не получилось. Я уперлась локтями в стол и подалась. Трэвис придвинулся ко мне с озорной улыбкой на губах. Впервые за все это время Трэвис выглядел неуверенно и слегка смущенно.

проиграл пари отдамся знакомств

Все начал Адам после моего первого боя. Короткие ответы уже бесили. Больше ничего о себе не расскажешь? Откуда ты, кем хочешь стать, когда повзрослеешь… и все в таком духе.

Мой профиль — уголовное правосудие. Трэвис вздохнул, развернул столовые приборы и положил рядом с тарелкой. Трэвис обернулся и напрягся. Причина их смеха явно его задевала. Ты совсем не похож на специалиста по уголовному праву. Трэвис свел брови на переносице, опять сосредоточившись на нашем разговоре.

Я пристально посмотрела на татуировки, покрывавшие его руки. Его ответ застал меня врасплох. Трэвис отмахнулся от моего сочувствия. Мне было всего три года, когда она умерла. Ну и как ты держал всех в узде? Томас, близнецы Тэйлор и Тайлер, потом Трентон. С Тэйлором и Таем в комнате лучше было не оставаться. Половине того, что делаю на арене, я научился у. Трентон был самым мелким, но шустрым. Сейчас только он сможет ударить.

Я покачала головой, представив пятерых Трэвисов, бегающих по дому. Он генеральный директор рекламного агентства в Калифорнии. Футбольная команда его явно раздражала. Трэвис покачал головой, видимо не желая со мной делиться. Я скрестила руки на груди и нервно заерзала, недоумевая, что могло его так разозлить.

Обычно это не в моих правилах. Какой профиль у тебя? Я еще не решила, но склоняюсь к бухучету. Как же ты здесь-то оказалась? Я подцепила этикетку на пивной бутылке. Можно сказать, они воспитали. Америка потащилась за мной, не хотела отпускать одну.

Вопросы из общих превратились в личные, это напрягало. Загромыхали стулья, футболисты покинули свои места. Они бросили в нашу сторону последнюю шуточку и вальяжной походкой направились к двери. Как только из-за стола поднялся Трэвис, парни ускорили шаг. Те, что сзади, стали подталкивать идущих впереди, чтобы поскорее смыться. Трэвис опустился, пытаясь перебороть раздражение. Трэвис улыбнулся и открыл меню. Из-за общего галдежа в столовой ничего слышно не было, к тому же, похоже, опять сломался кондиционер.

В воздухе повисли густые запахи жареной пищи и пота, но все присутствующие казались даже более энергичными, чем обычно. Мне пришлось выпить за тебя бутылочку пива, даже все шесть, — сказал Брэзил с широкой белозубой улыбкой. Я ужинал с Мерикой, — ответил Шепли, целуя Америку в макушку. Парень повернулся и увидел Трэвиса, стоящего за его спиной. Затем он посмотрел на меня и с удивлением спросил: Парень взглянул на Трэвиса, тот в ответ пялился на. Пожав плечами, Брэзил передвинул свой поднос в конец стола.

Трэвис улыбнулся мне, усаживаясь напротив. Загадочная еда на тарелке Трэвиса напоминала экспонат музея восковых фигур. Трэвис усмехнулся и глотнул воды. Даже не хочу критиковать их кулинарные способности. Я не упустила из виду оценивающие взгляды сидящих за столиком. Поведение Трэвиса вызывало всеобщее любопытство. Надо же, оказалась единственной девушкой, к которой Трэвис подсаживается сам!

Мне всю ночь пришлось убеждать своего парня, что ты не станешь спать с Трэвисом. Футболисты, сидевшие в конце стола, перестали ржать и прислушались, делая знаки другим студентам. Я сердито глянула на Америку, но та не испытывала угрызений совести, плечом подталкивая Шепли. Шепли не ответил, а я признательно улыбнулась Трэвису за его попытку отвлечь от меня внимание.

Америка похлопала своего парня по спине. Ему просто нужно время, чтобы свыкнуться с мыслью о том, что Эбби невосприимчива к твоему обаянию. Я взглянула на Шепли. Тебе не о чем волноваться. Шепли увидел в моем взгляде искренность и слегка взбодрился.

Трэвис поднялся из-за стола. Я помогу тебе подготовиться. Проходя мимо Америки, я дернула за длинную прядь белокурых волос. Трэвис сопроводил меня до комнаты. Я достала методичку, а он открыл учебник и принялся беспощадно гонять меня по вопросам. Затем разъяснил несколько непонятных моментов. Ему с легкостью удавалось растолковывать сложные понятия, превращая их в очевидные. Вот здесь наступает этап разных фаз. Они звучат как женское имя: Трэвис похлопал распечатками по моей голове.

Теперь ты знаешь эту методичку вдоль и поперек. Но нам уже пора готовиться к следующему, — сказал Трэвис, идя со мной к научному корпусу. Я удивленно покачала головой. Трэвис взглянул на распечатки и приготовился задать первый вопрос. Когда мы дошли до класса, то почти успели прогнать методичку по второму кругу.

Я повернулась и увидела долговязого парня, улыбнувшегося Трэвису по пути в класс. Когда парень посмотрел на меня, его глаза на мгновение засияли. Я и раньше видела его в классе, но знакомы мы не. Паркер зашел в аудиторию и перекинулся парой шуток с ребятами, сидящими. Трэвис пожал плечами, но его лицо заметно напряглось. Думал, ты в курсе, — сказал он, глядя мимо меня на Паркера.

Трэвис переключился на меня и широко улыбнулся. Так что это семейное. Просто они неплохие ребята, — сказал Трэвис, шелестя моими распечатками. Мимо продефилировала Америка, и я проследовала за ней до наших мест.

Она явно огорчилась, и я посмеялась над ее скисшей мордашкой. Америка мечтала о том, чтобы наши парни были друзьями, а сосед по комнате и кузен в одном флаконе приравнивалось к джекпоту. Сначала Америка дулась, а потом принялась думать, с каким другом Шепли меня свести. Внезапный интерес Трэвиса превзошел все ее ожидания. Я быстро разделалась с тестом и стала ждать Америку на ступеньках здания. Когда она, потерпев поражение, рухнула рядом со мной, я промолчала, давая ей слово.

Трэвис действительно классно объясняет. Америка застонала и положила голову мне на плечо. Могла бы кивнуть мне из вежливости или что-нибудь еще придумать! Я повисла на ее шее, и так мы пошли в общагу.

Всю следующую неделю Трэвис помогал мне с биологией и докладом по истории. Мы вместе приблизились к табло оценок у кабинета профессора Кэмпбелла, и мой студенческий номер оказался третьим сверху.

Его глаза светились от радости и гордости. Непонятное чувство, какая-то неловкость заставила меня отступить на шаг. Без тебя я не справилась бы, — проговорила я, потянув за его футболку.

Трэвис перебросил меня через плечо, прокладывая путь сквозь толпу студентов. Дорогу страшно изнуренному мегамозгу этой бедолажки. Я хихикнула, видя любопытные взгляды одноклассников. Шли дни, а мы все еще опровергали упорные слухи о наших отношениях. Репутация Трэвиса помогала утихомирить сплетни. За ним не водилось, чтобы он уделял девчонке больше одной ночи, поэтому чем чаще нас видели вместе, тем сильнее остальные верили в наши платонические отношения.

Даже при всех разговорах о романе интерес других студенток к Трэвису не угасал. На истории он все так же садился со мной, мы обедали вместе в столовой. Очень скоро я поняла, что ошибалась на его счет, и даже стала защищать парня перед теми, кто не знал Трэвиса так, как. Он поставил передо мной на стол баночку апельсинового сока. Трэвис послал парню убийственный взгляд, и я тут же встала на защиту друга: Так что закрой рот.

На лице Трэвиса отразилось удивление вперемешку с благодарностью. Трэвис бросил на Брэзила предупреждающий взгляд, вышел наружу и присоединился к небольшой группе курильщиков. Я старалась не смотреть, как он смеется, болтая с кем-то.

Все девчонки изощренно пытались занять место рядом с. Америка толкнула меня локтем в бок, когда поняла, что я не слушаю. Никуда я не смотрю. Америка подперла рукой подбородок и покачала головой.

Она провела по волосам столько же раз, сколько и моргнула. Интересно, Трэвис от этого не устал? Он и шагу ступить не может, чтобы они не вешались ему на шею. Поверьте, я бы вел себя не так вежливо. Трэвис докуривал сигарету, когда я прошла мимо. Я сама знаю дорогу.

Неделя МОДЫ. Знакомства с Красивыми Девушками (Fashion Week)

Тут же Трэвис отвлекся на длинноволосую брюнетку в короткой юбке. Девушка прошла мимо и улыбнулась. Он проследил за ней взглядом и бросил окурок.

Все занятие место Трэвиса пустовало. Меня слегка взбесило, что он не пришел из-за девушки, которую даже не. Профессор Чейни отпустил нас раньше положенного, и я быстрым шагом направилась через газон. В три мы договорились встретиться с Финчем, я обещала передать ему конспекты Шерри Кэссиди по музыкальному анализу.

Я глянула на часы и ускорила шаг. Ко мне подбежал Паркер. Я пожала ему кисть и улыбнулась. Это Трэвис помог, иначе, поверь, я бы оказалась в самом конце списка. Паркер кивнул и улыбнулся. У нас пока вроде нет никаких планов. Мне впервые придется спросить ее разрешения, но думаю, она обрадуется. Я смотрела ему вслед: Волнистые светло-русые волосы покачивались в такт его движениям.

Я закусила губу, польщенная приглашением. Каким только может быть янки в миссионерской позе. Финч прикурил, зажал сигарету в губах и, щурясь, посмотрел на конспекты. Чтобы смыть похотливый взгляд этого долговязого воздыхателя, тебе понадобится ледяной душ.

Передай Мерике, что я просил не забыть про меня на этих выходных. Я протопала в свою комнату, с силой толкнула дверь и бросила на пол рюкзак. Я открыла его и прочитала эсэмэску от Америки, проклинающей нагреватели. Через пару секунд в дверь постучали. Подруга зашла внутрь и плюхнулась ко мне на кровать. Мы столько платим и не можем принять горячий душ!

Ты все равно почти к нему переехала. Америка перевела взгляд на Кару. Твоя стервозная натура иногда может пригодиться. Кара даже не оторвалась от монитора, совершенно не задетая замечанием Америки. Подруга достала мобильник и набрала сообщение с поразительной точностью и скоростью.

Телефон тут же чирикнул. Какой смысл тебе торчать здесь, замерзая в душе, когда у Трэвиса и Шепа в квартире две ванные комнаты. Шеп сказал, что все в порядке. Ты можешь спать на диване… если Трэвис им не воспользуется. Если он до сих пор не приставал к тебе, то вряд ли начнет. При этих словах мой рот резко захлопнулся.

Уже несколько недель Трэвис каждый вечер был так или иначе. Я слишком увлеклась идеей, чтобы все считали нас друзьями, и не задумывалась, что Трэвиса действительно интересует лишь дружба. Не знаю почему, но я оскорбилась. Кара недоверчиво посмотрела на.

Он со всеми уже переспал. Кара переключила внимание на монитор, совершенно игнорируя. Неизвестно, как долго будут чинить нагреватели, — воодушевленно сказала подруга. Внутри меня поселился ужас, словно я отправлялась на вражескую территорию. Америка ехала затаив дыхание. Остановившись на своем обычном месте для парковки, она просигналила. Шепли сбежал по ступенькам, вытащил из багажника наши чемоданы и пошел за нами по лестнице. Америка распахнула дверь и придержала. Шепли с пыхтением опустил наш багаж на пол.

Твой чемодан на двадцать фунтов тяжелее, чем у Эбби. Мы с Америкой замерли, когда из ванной, застегивая на ходу блузку, появилась девушка.

Под ее глазами остались следы туши.

проиграл пари отдамся знакомств

Я узнала в ней длинноногую брюнетку, за которой Трэвис увивался возле столовой. Америка сердито посмотрела на Шепли. Из-за угла в одних боксерских трусах вышел Трэвис, зевнул, посмотрел на свою гостью и шлепнул ее по попке. А тебе пора уходить. Девушка улыбнулась, обвила руки вокруг Трэвиса и поцеловала его в шею. Он же чертов Трэвис Мэддокс! Именно этим он и знаменит, и каждый раз они удивляются! Он обнял ее, успокаивая. Девушка прищурилась, глядя на Трэвиса, а затем схватила свою сумочку, вылетела из квартиры и с силой хлопнула дверью.

Трэвис как ни в чем не бывало прошел на кухню и открыл холодильник. Америка покачала головой и зашагала по коридору.

Шепли последовал за ней, согнувшись и волоча ее тяжеленный чемодан. Я рухнула в кресло-кровать и вздохнула. Глупо было приехать. Я не думала, что квартира Шепли как дверь-вертушка для безмозглых девиц. Трэвис встал за стойку бара, скрестил руки на груди и улыбнулся. Мне следовало понять, что Трэвис предвидел этот разговор.

Я и не собиралась отступать. Как ты можешь использовать девушку и после так отнестись к ней? Она предложила номер телефона, я отказался. Я открыла рот, пораженная отсутствием угрызений совести. Трэвис облокотился на стойку.

Она не оговаривала дальнейшие отношения, прежде чем распластаться на моем диване. Я брезгливо посмотрела на столь небезызвестный предмет мебели. Что, если в будущем с твоей дочерью станут так обращаться? Я скрестила руки, злясь, что он прав. А раз она переспала с тобой, то заслуживает подобного обращения — чтобы ее вышвырнули, как бродячую кошку.

Она уже взрослая, все случилось по взаимному согласию… Если тебе интересно, то она проявила изрядную настойчивость. Ты ведешь себя так, словно я совершил преступление. Она не сказала мне в лоб, что ожидает продолжения отношений, как и я не сказал, что мне нужен секс без всяких обязательств. Я взглянула на диван, где беспорядочно валялись смятые подушки, и поморщилась при мысли о том, сколько девушек отдались Трэвису на этой самой обивке.

К тому же колючей. Я сверкнула на Трэвиса глазами, видя его озадаченное лицо. Один бог знает, что я там подцеплю. Трэвис поднял с пола мой чемодан. Ты спишь в моей кровати. Я трахаю их на диване, а в свою комнату никого не пускаю. В уголке его рта заплясала озорная улыбка.

А теперь поднимай свою ворчливую задницу и иди под горячий душ. Потом мы немного позанимаемся биологией. Я сердито глянула на Трэвиса, но все-таки сделала так, как он велел. Казалось, я стояла под горячей водой целую вечность, пытаясь смыть раздражение. Намыливая голову шампунем, я думала о том, как здорово снова принять душ в нормальной ванной, а не в общаге — никаких шлепанцев и косметичек, только расслабляющее сочетание воды и пара.

Открылась дверь, я вздрогнула. Я инстинктивно прикрыла руками те участки тела, которые не намеревалась ему показывать. Вместо этого я услышала, как из крана полилась вода, и парень стал чистить зубы. Я выглянула из-за шторки, прижимая ее к груди. Он поднял голову, на его губах осталась пена от зубной пасты. Я выжидающе стояла под душем, крепко прижав руки к груди.

Трэвис сплюнул, сполоснул рот и снова сплюнул. Я смыла пену, наспех вытерлась, надела футболку и шортики, водрузила очки на нос и расчесала волосы. Мой взгляд зацепился за увлажняющий ночной крем, который принес Трэвис, и я невольно улыбнулась. Когда он хотел, то мог быть заботливым и чуть ли не милым. Трэвис снова открыл дверь. Когда я кинула в него расческу, он пригнулся и закрыл дверь, а потом хихикал весь путь до спальни.

Я почистила зубы и поплелась по коридору, проходя мимо комнаты Шепли. Я замешкалась, а потом тихонько постучала в дверь Трэвиса. Тебе не обязательно стучаться. Он распахнул дверь, и я зашла внутрь, глядя на кровать с черными коваными прутьями.

Стояла она параллельно окнам в дальней стороне комнаты. Стены пустовали, за исключением одинокого сомбреро, висевшего над изголовьем. Я ожидала увидеть здесь плакаты с полуобнаженными девицами, но не нашла даже рекламы пива. Черное покрывало, серый ковер, все остальное — белое. Трэвис словно переехал сюда совсем недавно. Трэвис кивнул на тумбочку. Я не выдумываю - г-жа Франке женщина порядочная и верующая. Приключение внушает ей ужас.

Словом, она его жаждет, но яростно ему сопротивляется. В своих первых письмах к Бомарше она бесхитростно, простодушно взывает к небу и провидению. Прирожденный соблазнитель, Пьер-Огюстен изящно включается в эту игру неуступчивой добродетели. Когда г-жа Франке скажет ему: Наше право считать эту переписку смешной, но не будем делать из нее поспешных выводов. Соблазнитель вынужден подчиниться известным правилам, или он не соблазнитель. Напиши Пьер-Огюстен г-же Франке дерзкое письмо, ему не видать бы ее как своих ушей.

Кому когда-нибудь удавалось пленить чье-либо сердце и плоть, не льстя природе этого человека? Впрочем, лаская душу Мадлены-Катрин, наш прекрасный часовщик не замедлил найти путь к ее постели.

Так обстоит дело с г-жой Франке. Теперь пришел черед поговорить о ее муже, роль которого в этой истории отнюдь не из последних. Я даже склонен заменить слово "роль" словом "поведение", поскольку оно кажется мне весьма странным.

Если я изложу вам ситуацию, вы, полагаю, изумитесь: Пьер-Огюстен Франке, владелец земель в Бомарше, был контролером королевской. Да, вы прочли правильно: Пьер-Огюстен, Бомарше, контролер королевской трапезы и. То же имя, та же фамилия и, если вы помните биографию нашего героя, та же должность. Что касается имени, это было, допустим, забавным совпадением. Что касается должности - уточним, что Пьер-Огюстен Франке поспешил уступить ее Пьеру-Огюстену Карону и не встретил на этом пути никаких препятствий.

Что касается фамилии, то мы еще вернемся к сему в дальнейшем. Но разве и этого не достаточно? В самом деле, Франке был контролером трапезы. Должность, от которой он отказался в пользу молодого часовщика, давала ему неоценимую честь и право шествовать перед жарким его величества в дни официальных пиршеств позади дворянина-хлебодара, но зато перед жареной говядиной.

Такого рода почетные обязанности стоили недешево, и, умножая их число, королевский дом умело извлекал выгоду из тщеславия буржуа. Франке добился звания контролера королевской трапезы, поскольку должности капитана псарни или, например, кондитера комнатных собачек были уже заняты. Если какие-нибудь дураки кичились тем, что на них возложена высокая ответственность ежедневно отпускать семь печений для собачек его величества, то Бомарше прекрасно понимал истинную цену старшинства по антрекотам, которые давал ему королевский патент от 9 ноября года.

Но разве не был он обязан правом носить имя своего отца другому "патенту" - тому, который получил для него г-н Карон, отрекшись от своей веры? Чтобы подняться по лестнице, нужно поставить ногу на первую ступеньку. Можно ли упрекать Бомарше в том, что он взбирается наверх, перескакивая сразу через несколько? Через одиннадцать месяцев после смерти Франке Пьер-Огюстен женится на Мадлене. Пора страсти миновала; настала пора раздражения. Обвенчавшись, любовники вскоре стали с трудом узнавать друг друга.

И с трудом выносить. Он попрекает ее дурным характером, она обижается, что он не остается все время подле. Наверняка виноваты были обе стороны. Пьер-Огюстен часто ездил в Версаль, оставляя супругу дома, а когда он возвращался поздно вечером, она встречала его с каменным лицом и лоном. Привыкнув командовать больным мужем, поспешно удовлетворявшим малейший ее каприз, Мадлена совершила ошибку, полагая, что сможет вертеть Пьером-Огюстеном, как она вертела Франке.

Возможно, она совершила также ошибку, обращаясь с ним как с юнцом и видя в нем лишь блестящего ремесленника. В Версале Пьера-Огюстена не покидало ощущение, что здесь он живет совсем иной жизнью. Разве сами принцессы не проводят охотно время в его обществе, забывая, что он часовщик? Семейные трения, знакомые многим супружеским парам, преодолимы, когда уравновешены нежностью и физическим влечением; но этого, по-видимому, не было вовсе.

Одно из писем Пьера-Огюстена Мадлене дает, вероятно, точное представление об их супружеских отношениях: Заметим, между прочим, что он по рассеянности называет жену Жюли. Возможно - это литературная аллюзия, безусловно - невольное признание. Не владычествует ли над ним с самого детства его сестра Жюли? Будь Франке человеком более честолюбивым и светским, он мог бы называться Франке де Бомарше. Трапезный чиновник владел леном, как забавно выразился Луи де Ломени, неведомо каким - то ли вассальным, то ли королевским, то ли просто вымышленным.

Унаследовав Бомарше, Мадлена передала поместье вместе со всем остальным своему новому супругу. Пьер-Огюстен, вовсе не склонный обогащаться за счет женщин, будь то даже законные жены, пренебрег занесением этого пункта в брачный контракт; мы увидим позднее, как дорого обошлось ему благородное бескорыстие. Но в название поместья он вцепился, став сначала Кароном де Бомарше, а затем и попросту - Бомарше.

Вся эта операция заняла несколько месяцев: Ошибочно думают, что какому-нибудь мещанину, пожелавшему стать дворянином при Людовике XV, приходилось проявить больше терпения и заплатить больше денег, чем современному буржуа, покупающему себе титул в Ватикане. В те времена, чтобы сделать карьеру, да и просто чтобы жить, нужно было родиться высоко. Но существовали лазейки, уловки. Обращение в католицизм обеспечивало законное рождение, покупка титула - рождение высокое.

Пьеру-Огюстену хватало вкуса никогда не обольщаться насчет всех этих ухищрений, тому свидетельством его жизнь и творчество. В году он непринужденно отвечает человеку, попрекнувшему его именем Бомарше: Знайте, что я уже могу подтвердить двадцать лет своего дворянства, ибо это дворянство мое собственное, закрепленное на прекрасном пергаменте с большой желтой восковой печатью; не то что дворянство многих других, неясное и подтверждаемое лишь изустно, тогда как моего никто не смеет оспаривать, коль скоро у меня на него квитанция".

Трудно высмеять более дерзко аристократическое общество и эпоху. Не прошло и десяти месяцев после свадьбы, как Мадлена заболела. Охваченную горячкой, по-видимому, паратифом, ослабленную легочным заболеванием, очевидно, чахоткой, ее ждала смерть, несмотря на все усилия четырех медиков, приглашенных к ней Бомарше. Бувар, Бурделен, Пусс и Ренар, самые опытные столичные врачи, смогли лишь констатировать скоротечное, но естественное развитие болезни.

Годы спустя, когда Бомарше окажется в тягчайших обстоятельствах, родственники Мадлены - Обертены - обрушатся на него с обвинениями, что он отравил жену и попытался присвоить ее наследство. Невеселая шутка, ибо смерть Мадлены была для Бомарше катастрофой. Наследство получили Обертены, платить же кредиторам должен был молодой вдовец. Тем не менее пятнадцать лет спустя, когда самые прославленные противники Бомарше, в ту пору уже богатого человека, Лаблаш и Гезман готовились разделить между собой его состояние, Обертены сочли, что снова пробил их час, и потребовали свой кусок пирога.

В конце концов они были осуждены и признали, что оклеветали Бомарше. Не сумев удушить, они попытались взять лаской. Человек не злопамятный - замечательная, черта его характера, - он великодушно их облагодетельствовал. Его безудержная, безумная щедрость ни для кого не была секретом; друзья, враги, знаменитости - никто не уходил от него с пустыми руками.

Он не одалживал - он одаривал как частных лиц, так и правительства. Но 29 сентября года Бомарше "гол как сокол". Только и осталось, что горе да заемное имя, вся непрочность корней которого ему отлично известна. Да еще его гений.

Этого вполне достаточно, чтобы снова отправиться во дворец. Дамы обычно не пытались извлечь пользы из мимолетных романтических связей, но здесь очередная первая красавица с ходу начала какую-то свою игру.

И почему так быстро? Он давно забыл про супружеский долг наравне с десятком разных других долгов. И я не спешу ему об этом напоминать, хотя у него до сих пор нет наследника. Мне нужна ты, а про него я и знать ничего не хочу. Моя жизнь в опасности. Родственники мужа хотят получить его наследство, а на пути к наследству им сначала надо убрать меня, а только потом. Если ты защитишь меня, то я буду твоей. Сегодня ты получишь меня, а завтра моя смерть разлучит нас и освободит тебя от всех обязательств.

Каждый день, пока не умрет старый граф, я в опасности. Я убью его, только если мы встретимся на поле битвы. Если Бог позволит мне пережить мужа, мне все равно понадобится защита. Молись, чтобы никто другой не занял завтра место рядом с богатой вдовой, которой ты отказался помочь. Убить мужа - значит помочь? За кого ты меня принимаешь? Сломай руку Шарлю-Луи де Круа, и я уже буду благодарна. Нечего было и надеяться, что лучшие бойцы достаточно быстро соображают и за пределами ристалища.

Оставалось надеяться, что Антуан все же в принципе способен соображать и за пару дней поймет, что она действительно просила о защите, а не об убийстве мужа. Но может и не понять, тогда придется закинуть побольше крючков, вдруг на какой-нибудь из них и клюнет подходящая рыба.

Нет уж, рано или поздно эта Шарлотта перестанет изображать из себя несчастную жертву судьбы, каковой наверняка не является, и упадет в его объятия. А сегодня ночь любви достанется другой, и пусть её светлость графиня де Круа спит одна.

Или со своим старым глупым мужем, невелика разница. Не успел рыцарь сделать и пары шагов от закрывшейся за ним двери, как ему на глаза попалась скромно одетая девушка. Когда Антуан послал оруженосца узнать побольше про графиню де Круа и её окружение, тот доложил, что блондиночку с голубыми глазами зовут Гертруда и она является для графини де Круа не просто служанкой, а доверенным лицом и хранительницей всех тайн.

Его светлость, не желая спорить с какой-то служанкой на тему, добрый ли вечер на самом деле, молча кивнул и чуть было не прошел мимо, но что-то необычное привлекло внимание. Искорки в голубых глазах. И любопытный изучающий взгляд. И платье, соскользнувшее с правого плеча. Соблазнительница ответила самой эффективной из своих приглашающих улыбок и поцеловала руку, лежавшую у нее на плече. Настоящий большой рыцарский турнир это вам не фига с маслом. Но настоящие большие турниры бывают нечасто.

Организаторами выступают короли и герцоги, при условии, что в казне хватает денег, а особо важных гостей приглашают за год, а то и за два. Собственно, мелкотравчатому рыцарю туда все равно хода нет, да ему и не. Он всегда сможет преломить свое нехитрое копье на провинциальном турнирчике в честь какой-нибудь жизненной мелочи. При желании он таких турниров найдет в округе по одному в месяц.

Если захочет, может путешествовать от турнира к турниру и за сезон отметиться на десятке-другом. На самом деле, не все участники турниров являются фанатами насчет преломить копья и скрестить мечи. Кто-то действительно едет на турнир, чтобы победить, кому-то достаточно принять участие, кто-то хочет посмотреть, как сражаются лучшие в окрестностях рыцари, а некоторые всего лишь устраивают свои личные дела, пользуясь тем, что только на большом многодневном празднике можно поговорить в один день с десятью нужными людьми, приехавшими из десяти разных мест.

Ф.Грандель. Бомарше

Самое почётное соревнование - конный турнир на копьях через барьер. Задача - попасть в щит или в шлем соперника и выбить рыцаря из седла или хотя бы преломить об него своё копьё. Не попасть в разрешённые места - позорно, хуже может быть только покалечить копьем коня под соперником. Хотя замок Круа глушь глушью, нашлось несколько десятков претендентов.

Взлетали в воздух щиты, ломались копья, вылетали из седел все более достойные поединщики. Фаворитом турнира с самого начала стал Антуан Бурмайер из Баварии, рыцарь в фальтроке в бело-голубую клетку.

В семье Бурмайеров издавна было принято заниматься войной, а не турнирами, поэтому старый, многократно покрытый славой герб помнили все герольды, а так же почти все участники и благородные зрители. Простой народ, даже те, кто не пропускал ни одного турнира в окрестностях и знал в лицо всех знаменитых бойцов и их коней, ломал головы, кто же этот рыцарь.

Ничуть не хуже выбивал из седел провинциальных рыцарей гость из Италии. Первоначально сеньору Доменико прочили первое место, он несколько раз бывал на турнирах в Эльзасе и Лотарингии и запомнился почтенной публике за мастерство, рост и комплекцию, а так же за редкостной величины коней, которых он, по слухам, покупал за безумные деньги чуть ли не в конюшнях короля Франциска. Случай свел обоих иностранцев до финала. Антуан победил с минимальным преимуществом, сломав три копья против двух.

В последнем бою противником Бурмайера стал местный чемпион Шарль-Луи де Круа. Как сказал бы современный болельщик, француз входил в десятку, а то и в пятерку в своей Лотарингии, но против Антуана у него шансов не. Во второй сшибке Шарль-Луи вылетел из седла и ушиб плечо так, что в третьей не смог даже преломить копье. Первое, что должен был сделать победитель, это обратить всеобщее внимание на Прекрасную Даму, которую он хотел бы видеть королевой турнира.

Никакие писаные правила, а правил к тому времени было написано немало, не регламентировали романтические отношения, оставляя простор для фантазии. Герольд ещё не объявил результаты, а Антуан уже успел отдать шлем, оруженосцу, взять у него заранее заготовленный букет красных и белых роз и подъехать к трибуне для особо важных гостей. Кому вручит этот чудесный букет победитель? Это загадка только для простолюдинов, а всё благородное общество знает, что букет достанется самой неприступной из Прекрасных Дам - Шарлотте де Круа.

Зрители аплодировали, старые рыцари, сдержанно улыбаясь, вспоминали свою юность, молодые рыцари, выбитые из седла, завидовали чёрной завистью. Граф де Круа не улыбался победителю и не аплодировал, он не любил немцев вообще и баварцев в частности. Собственно, вообще никого не любил, даже молодую жену. Впрочем, она тоже смотрела на него без особой приязни, а чаще и вовсе демонстративно отворачивалась в другую сторону. Шарлотта с милой улыбкой приняла букет и в ответ отдала победителю платок, который он тут же повязал вокруг руки.

Муж демонстративно отвернулся, но Антуан адресовал графу комплимент на тему, какая у него чудесная жена. В перерыве Шарлотта проверила, все ли в порядке с мужем и не замышляют ли чего особо опасные гости - родственники с обеих сторон. Муж разговаривал с Антуаном. Тот подал хозяину турнира какое-то прошение, которое, как она могла заметить, не было удовлетворено.

Шарль-Луи ушел к доктору. Дядюшка в стороне от публики инструктировал какого-то головореза. На виске шрам, на руке одного пальца не хватает. Одет прилично, как дворянин, но не стильно, не понять даже, француз или итальянец. Настоящие дворяне гордятся своей родиной и стараются одеться так, чтобы из-за горизонта было видно, кто это и. То есть, еще до конца турнира. А я ничего, я просто. Помрет, значит, Вы наследуете, а за Вами дядя.

Зачем Шарлю-Луи тогда Вас убивать? Меня могут обвинить в убийстве, понимаешь? Я как-то была в монастыре, там столько мужчин Мы не о мужчинах разговариваем!

О муже, о дядюшке и о Шарле-Луи. Если Вы со мной не хотите разговаривать, то лучше скажите, что мне надо сделать, я пойду и сделаю. Только не злитесь, а то я буду плакать, и кто меня будет успокаивать? Карлу скажи, чтобы присмотрел за старым козлом.

Пусть будет хоть какой-то свидетель, что я тут не при. После перерыва началась другая забава - сражение на булавах в конном строю. Рыцари поделились на две примерно равные партии в том составе, как было принято в округе еще при их дедах, и устроили общее конное сражение, используя вместо боевого оружия тяжелые деревянные дубинки.

Почетных гостей поделили между партиями, потому что вдвоем они создавали бы явный перевес для одной из сторон. Сами того не ожидая, гости попали в водоворот чужих страстей. Каждое подобное сражение было принципиальным выяснением отношений между партиями. Кроме того, там находилось место и для личной мести.

За развесистые рога, за перекупленного на ярмарке коня, за нарушение границ охоты, за пару грубых слов Рыцари могли бы сто раз поубивать друг друга, если бы они не были рыцарями. В те времена безопасность во время турниров обеспечивалась не столько правилами и герольдами, сколько взаимным уважением участников. Именно поэтому бои, выглядевшие такими опасными, очень редко приводили к серьёзным травмам.

Но бойцам от этого не было легче. Оставаясь в рамках писаных и неписаных правил, они наносили сильнейшие удары, от которых рыцари валились с коней.

Антуана не подвели ни конь, ни доспехи. Вскоре он остался в числе последних, удержавшихся в седлах. Оруженосцы сбежались поднимать рыцарей и ловить лошадей, а победители разъехались к трибунам, где их ждали дамы.

На руке Антуана развевался платочек Шарлотты. Граф де Круа, последние десять, а то и двадцать лет не надевавший доспехов, снова наблюдал сцену обмена подарками и любезностями, сурово нахмурив брови. На его лице отражались смешанные чувства, с одной стороны, приятно, когда твою жену считают самой прекрасной, с другой стороны, неизбежно появляется ревность, когда твоей жене дарит цветочки один из лучших бойцов турнира, да ещё и такой красавец. Шарль-Луи не появлялся, дядя демонстративно держался в компаниях не менее, чем из трех уважаемых человек.

Вот он, разговаривает с итальянцем. Как интересно, тоже какое-то прошение. Надо понимать, назло Антуану, козел ревнивый. За этим углом ничего интересного нет, но тропинка в траве протоптана.

Сейчас он завернет за угол, и Споткнулся на ровном месте и упал. Вот он, бежит на помощь. То есть, мужчины и девки бегут, дамы быстро идут. Самое интересное на войне - это когда противник еще пакует свои обозы, а жалование уже платят. Еще веселее, когда армия уже встала лагерем в каком-нибудь живописном месте и ждет, когда враги соизволят самолично пожаловать в гости.

Враги, понятное дело, не торопятся. На войне вообще никто не торопится, кроме швейцарцев, но они-то, дикий народ, никакого комфорта не признают и даже обозом себя не стесняют. Лагерь ландскнехтов - чудо по уровню организации для своего времени. Еще не во всех армиях великих империй солдаты умели держать строй, а здесь даже шатры ставились ровными рядами, строго по чину. Рыцарские - побольше, поярче, с гербами и с флагами, офицерские поменьше, со своими украшениями, а солдатские и вовсе простые.

Чей это шатёр, такой чистенький, полосатенький, прямо не шатёр, а конфетка? Только герба на нем для полной красоты не хватает. Это господина профоса шатёр. Звонких гульденов у него полно, а титула. Ему и не надо, он и так важная птица.

В шатре настоящая мебель из морёного дуба: На земляном полу медвежья шкура. На кровати шёлковые простыни и огромное тёплое одеяло. Под одеялом спит, разлегшись по диагонали, Марта - жена профоса. Законная супруга, а не какая-нибудь обозная девка. Мужа под одеялом уже нет, он с утра пораньше отправился к интенданту с ревизией. Мужа и вечером допоздна не было, он на нарушителей воинской дисциплины охотился. Тяжело быть женой трудоголика. Кувшинчик сливок, сыр, горячие булочки.

Марта села на краю кровати и потянулась. Девушка посмотрела на нее с завистью и любопытством. Мало кто в лагере в такие годы, а Марта разменяла уже четвертый десяток, мог похвастаться такой фигурой и таким здоровьем. Талия тонкая, грудь объемная, высокая, кожа светлая, нежная, волосы густые, тяжелые. Если к чему придраться, так это, во-первых, к тому, что волосы рыжие, а сейчас модно волосы выбеливать всякими не к обеду помянутыми натуральными средствами, и во-вторых, к росту. Пять футов десять дюймов - многовато для женщины.

Большинство мужчин в лагере были ниже, а женщины так и почти все смотрели на Марту снизу вверх. Вот и муж, лёгок на помине.

Высокий и статный, подходящая пара для Марты. Одет по последней ландскнехтской моде. Красный дублет, весь изрезанный, из-под дорогого пурпурного бархата выглядывает белейшая шёлковая подкладка.

Пришнурованные к дублету штаны до колена с такими же разрезами, тонкие чулки в вертикальную красно-белую полоску. Тупорылые тапочки, состоящие из подошвы, пятки и маленького куска кожи на носке, едва закрывающего пальцы. Дополнял образ огромный красный бархатный берет, закрывавший половину лица. Точнее, место, где когда-то была половина лица, поскольку теперь все, что располагалось левее носа, выглядело как сплошной ожог, а место, где положено быть левому глазу, скрывалось под черной повязкой.

Одевайся, пойдем поединок смотреть. Лучше бы мне внимание уделил! Оберст просил присмотреться к Максимилиану из Нидерклаузица, сыну барона Фердинанда. Сегодня у Максимилиана поединок с ди Кассано и он поставил боевого коня против полного доспеха. Выигрывает только потому, что у него всегда доспехи лучше, чем у соперника. А Максимилиан это такой симпатичный молодой человек, который в первый день провел шесть боев подряд и все выиграл? А тебя я вечером отшлепаю, чтобы поменьше на мужчин заглядывалась.

Лишь бы ты был со. Сейчас одеваюсь и идем. Назначенный поединок был достаточно редким событием. Доменико ди Кассано, прославленный турнирный боец, вызвал по обоюдной договоренности никому не известного способного новичка.

Причиной вызова стала какая-то мало кому известная ссора, настолько мелкая, что бойцы ради дополнительной мотивации оформили пари: Доспехов у ди Кассано, как и подобает богатому рыцарю, было. Одним меньше, одним больше, он бы и не заметил. Зато коня Максу недавно подарил отец, и было бы невежливо менять его на что бы то ни.

Кони в шестнадцатом веке некрупные, непросто найти подходящего для всадника, который ростом хорошо выше среднего и неслабого телосложения. На таком рыцаре и доспех тяжелее, чем броня для обычного человека. Сначала итальянец предложил Максу продать коня, потом поменять, потом предложил сделать ставку. Макс подумал и согласился. Новый хороший доспех был ему очень нужен. Я правильно понимаю, что на войне надо жить каждый день как последний?

Вопрос поставил старого барона в тупик. Тебе надо учиться планировать больше, чем на день, и учитывать все варианты, а не только те, которые тебе нравятся.

Отец недоуменно поднял бровь. Посему я доверяю Ему свою судьбу и свои планы на завтрашний день. Отец, благослови меня на победу. Отец не нашел, что ответить на такую хитрую демагогию и в замешательстве благословил сына.

К назначенному поединку Макс специально не готовился. Он и не мог приготовиться, получив вызов вечером и назначив поединок на следующее утро. Поскорее, пока война не началась.

Получив отцовское благословение, он отправился за добрым советом к своему учителю фехтования, но тот был на совещании и освободился незадолго до поединка, когда Макс уже надевал доспехи.

Слышал, как твой отец ругался, решил посмотреть, с чего бы это. Макс сидел на низкой табуретке и сражался с пружинной защелкой помятого левого наголенника. Услышав приветствие, он машинально поздоровался в ответ, потом поднял голову и посмотрел на собеседника.

Оберст выглядел весьма солидно. Черный дублет, черный бархатный фальтрок с алыми полосами, черный объемный берет. Когда-то черный цвет считался уделом рыцарей-храмовников, дававших обет бедности, и крестьян, но изобретение красителей, дававших не темно-темно-коричневый и не темно-темно-серый, а насыщенный и устойчивый черный цвет, уже в начале шестнадцатого столетия сделало черный одним из привилегированных цветов в гардеробе высшего света.

Поверх фальтрока на скромной перевязи устроился, как ни странно, короткий катцбальгер. Вообще-то полковник наверняка предпочитал поллэкс или седельный меч, но подобное оружие не предназначено для ношения с костюмом, а катцбальгер, кроме основной и декоративной функции оружия ещё и показывал окружающим, что его владелец имеет отношение к ландскнехтам.

Рыцаря в черном сопровождала свита из трех человек. Тот самый Маркус из Кельна в надвинутом на левый глаз огромном красном берете, одетый в свой ландскнехтский костюм с нетипично широким использованием красного бархата и белого шёлка. Женщина в таком же берете и характерном платье кампфрау, уверенно шествовавшая справа от профоса, могла быть только его законной женой.

И еще скромный доктор, которого Макс бы не узнал, если бы не свежие царапины от кошачьих когтей на левой руке. Большому человеку нужен конь под стать, иначе смешно получается, поверь моему опыту.

Конечно, до Антуана Бурмайера ему далеко, но я бы на твоем месте не был так уверен. Он слишком активно защищается от колющего удара в лицо, и левый наплечник у него очень большой, ограничивает движения. Не думаю, что смогу сколько-нибудь повредить его доспех, поэтому попытаюсь вымотать его и повалить. Выносливость у тебя может быть и выше, но доспех, не в обиду будет сказано, против поллэкса в таких руках долго не выдержит.

Насчет "повалить" тоже забудь. Повалить человека борцовским приемом легко, когда он равного с тобой веса или легче. Когда на нем доспех, это не в пример сложнее. И свой доспех нисколько в борьбе не помогает, даже наоборот. Лучше попытайся взять его на болевой прием, вроде того, которым ты победил того парня из Кёльна позавчера. Специально, если принято считать, что это так сложно. Сложные приемы - показатель мастерства, не так ли? Попытайся, конечно, но если надумаешь насчет болевого, лучше лови его за правую руку.

Ран не бойся, если ранят, постарайся не показывать вида, у меня здесь лучший врач в нашей армии. Доктор смущенно заулыбался и закивал. Макс перевел взгляд на красно-белого офицера. Тот с чувством собственного достоинства ответил легким наклоном головы.

Уж чего-чего, а собственного достоинства у него хватило бы на трех рыцарей и ещё бы осталось. Должность предполагала ежедневную оценку на глазок то, что Фемида щепетильно взвешивает на своих весах. Выше профоса - Бог, Император и оберст, но никто из них не обсуждает его решения, и солдаты это знают. Как заметил Макс еще во время инцидента с котом, отношение профоса к собеседнику можно было определить по тому, повернется он здоровой или обожженной стороной лица. Жена профоса, как Макс определил женщину в платье кампфрау, производила более приятное впечатление.

Почти новое платье из тонкой шерсти, на котором чередовались горизонтальные красные и белые полосы, было туго стянуто шнуровкой на животе и подчеркивало крутые бедра и тонкую талию. Портной предусмотрел шнуровку и выше живота, но не предусмотрел, что платье будет надевать женщина с такими формами, поэтому на груди края разреза не сходились. Зато красная полоса, проходившая от нижнего края немаленького прямоугольного декольте до талии, которая, как известно, у платьев первой четверти шестнадцатого века все ещё завышенная, была украшена рядом вертикальных разрезов, через которые под некоторыми ракурсами открывался замечательный вид на высокую грудь, скрытую под полупрозрачной шёлковой нижней рубашкой.

Если бы фрау была на полфута ниже, то Макс подумал бы, что она полная и не в его вкусе, но длинные ноги в дополнение к тонкой талии делали её высокой и стройной. С заметной задержкой подняв глаза от разрезов на платье, Максимилиан встретился взглядом с женщиной и отметил, что, судя по глазам, она заметно старше его, но такую милую улыбку он не видел ни у одной молоденькой девушки. На фоне весьма скромного платья несколько неуместно выглядел вышитый золотом кошелечек на поясе, а ещё более странно - толстая золотая цепь на шее и несколько увесистых золотых перстней на пальцах.

Цепь наводила на мысль о морском флоте, и Макс чуть не рассмеялся, обнаружив, что лежавшая на высокой груди кампфрау золотая штуковина, прикрепленная к этой цепи, формой и размерами очень напоминала якорь. Марта улыбнулась ему в ответ. Говорят, у него до сих пор нет постоянной женщины. Повезёт кому-то",- подумала. В плане фехтования ты достаточно подготовлен.

Moe Prekrasnoe Neschastye

После первой же битвы освободится какая-нибудь подходящая должность. В ландскнехтах можно стать героем ничуть не хуже, чем в кавалерии. Если, конечно, отец не возражает. Едва Максимилиан раскланялся и вернулся к облачению в доспехи, оберст повернулся к своим спутникам. Доктор начал доклад в характерном медицинском стиле, как будто о состоянии своего пациента.

Я бы предположил, что он неплохо знаком с высоким искусством фехтования. Судя по следам помады на щеке и легкому покраснению глаз, полночи он Я, конечно, не одобряю подобного несерьёзного отношения к грядущему поединку, но среди благородной части населения этого лагеря хорошим тоном считается засыпать с рассветом и просыпаться с полуднем.

Например, сеньор ди Кассано придерживается именно такого расписания. Профос прищурил глаз, как будто прицеливался. Выдержав небольшую паузу, он неспешно изложил свои наблюдения. Двигается очень легко, не устаёт, новые приемы схватывает на лету. Отец его недооценивает - дисциплина вколачивается в любого суслика, а фехтованию можно учиться годами, и все равно погибнуть в бою раньше, чем чему-нибудь выучиться. Оберст кивнул и из вежливости обратился к Марте.

Не похоже, что он проводил вечера над книгами по военной науке. Соображать он должен нормально, фехтование требует не меньше ума, чем любое другое общение с людьми. Незадолго до полудня на нехитром огороженном ристалище собрались зрители, благородные и не.

Герольд в гербовой накидке объявил начало боя. Оба бойца были примерно одного роста и использовали почти одинаковое оружие. Равные стартовые условия - скорее правило, чем исключение для описанного времени.

По взаимной договоренности рыцари могли использовать разное оружие или облегчать доспехи, но на этот раз участников поединка вполне устраивали стандартные условия.

Доспехи участников поединка заметно отличались и по качеству и по внешнему виду. Молодой рыцарь обладал старомодной миланской кирасой со следами многочисленных ремонтов, такие уже лет десять, а то и все двадцать, как перестали делать. Шлем, вполне приличный немецкий саладтакие тоже давным-давно сняли с производства, а хорошее состояние этого экземпляра объяснялось тем, что он недавно был вытащен на свет божий из замкового арсенала, где спокойно лежал последние пару десятков лет.

Латные руки в немецкой традиции, когда наплечники, налокотники и наручи соединяются невидимыми снаружи кожаными ремешками. Кисти защищались недавно купленными новыми латными рукавицами, состоящими из десятка узких шарнирно соединенных поперечных полос. Ножные латы были сделаны в миланском стиле, который кардинально не менялся уже лет семьдесят, хотя знающий человек без труда определил бы, что они относятся к тому же периоду, что и кираса. Другой боец оказался экипирован не в пример лучше, облаченный в турнирный доспех от Миссалья в итальянском стиле, с элегантно закругленными контурами всех деталей и без единого острого угла.

Кираса, что характерно для шестнадцатого века, была надета поверх латного горже. Огромные наплечники, требовавшие немалого мастерства для подгонки таким образом, чтобы не стеснять движения, полностью закрывали проймы кирасы. В конструкцию наплечников входили и вертикальные пасгарды, защищающие шею от горизонтальных ударов. Шарнирные сегментные налокотники не оставляли уязвимых мест даже с внутренней стороны локтя.

Тяжелые латные рукавицы имели необходимый минимум деталей и внушали уверенность в своей способности выдержать удар любым оружием. Латные ноги были проверенной миланской конструкции, но качество изготовления заметно выше, чем у противника. Зато оружие у бойцов оказалось почти одинаковое. Характерные особенности поллэкса pollaxe это головка poll в виде топора или молота с задним шипом или крюком.

Почти всегда присутствует шип на верхушке оружия, а часто и шип на нижнем конце древка - подток.